June 5th, 2013

angry

Balloon Venus




В Нью-Йорке сразу две выставки Джеффа Кунца — ассенизатора капиталистического китча и апостола блестящих поверхностей — из которых больше всего хотелось бы отметить скульптуру на фото в центре.

Как не трудно догадаться из характерной формы, она представляет собой аллюзию на Венерок верхнего палеолита, о которых нам не известно абсолютно ничего, кроме того что, по-видимому, древние люди предпочли бы умирать не от голода, а от диабета. Скульптура сделана из отполированной стали, по миниатюрной модели из полутораметрового свёрнутого воздушного шарика, которую для точности формы сканировали в томографе.

Отметить её, впрочем, хочется не столько за точность формы, сколько за нехарактерную для Кунца академичность. Трудно сказать, запомнит ли Кунца история. Его часто сравнивают с Уорхолом (за поп-арт) и Кабанелем (за китч), но в отличии от них, тоже обращавшихся к теме Венеры, Кунцу в его сложившемся виде недостаёт и масштабности, и скандальности, и новизны, и сугубо художественного контекста. Кунц, в иерархии большого искусства — это твёрдая четвёрка с плюсом, абсолют местного временного масштаба, an artist we deserve, but not the one that we need. Те работы, которые ему удаются — это хорошие работы, пожалуй даже что превосходные работы. Но они не остающиеся работы. Возможно поэтому Кунц, пытаясь найти своё место в истории, помещает историю в свои работы.

Результаты неоднозначны: надувная Венера конечно предмет иного порядка, нежели позолоченный Майкл Джексон, но Кунц по-прежнему играет вблизи пунктирной границы между заимствованием и аллюзией, пусть и с другой её стороны.