Category: история

rain

О примитивном изображении человека в средневековье




В музее Metropolitan в Нью-Йорке есть удивительная икона, на которой изображены Дева Мария и малыш Иисус, держащий в руках образок с изображением взрослого Христа. Так вот, образок выписан с такой мозгодробительной гиперреалистичностью, как будто его писали 20 лет иголкой. С одной стороны. С другой, на основной части иконы, оголённая грудь Девы Марии растёт у неё... из плеча.

Художники всегда, на протяжении всей истории, умели делать реалистично. Просто большую часть истории они выбирали делать иначе. Средние Века не были этакой культурной ямой, на протяжении которой люди вдобавок ко всему прочему решили забыть, как рисовать — просто искусство античности, искусство средневековья и искусство Эпохи Возрождения занимались принципиально разными вещами.

Так вот, в искусстве средневековья существовал негласный и нигде особенно не записанный принцип, что изображенное не должно быть до конца похоже. Не было цели создать портрет, или пейзаж, или историческое полотно. Изображенное было скорее элементом оформления, тогда как реальное искусство происходило в архитектуре.

И поэтому больший акцент ставился на второстепенных элементах оформления: вязи, арабесках, типографике и т.д. Если взглянуть на средневековые манускрипты вроде Келлской Книги, едва ли можно их обвинить в халтуре. Буквицы выписаны с невероятной сложностью, но когда дело доходит до изображения человека, важно было только изобразить, кто этот человек, и чем он важен, но не придавать ему документальное сходство. А зачем?

Но это всё к фактору "не обязательно", а есть еще негласное "не должно". Что именно мы делаем, когда пишем реалистично? Это переложение реальности, человека, предмета, дома — тленных, в сущности, вещей, которые мы всё равно не можем передать как они есть, потому что не можем их даже неискаженно увидеть. Человеку этого не дано, и не человеческое это дело. Так что не имеет смысла бороться с неполнотой восприятия, но можно передавать реальность символически, иносказательно.

И для тех художников этот метод символического описания, где вещи состоят относительно друг друга не по оптическим, а по внутренним, божественным качествам — это и был реализм.

Это был единственный реализм.

(оригинал)